Лелюхин Сергей Егорович, кандидат экономических наук


В 2004 году защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Совершенствование механизмов обеспечения экономической безопасности региона в условиях структурных преобразований в народном хозяйстве (на примере Приморского края)».

 

В 2002 году по поручению губернатора Приморского края руководил рабочей группой по разработке Концепции обеспечения экономической безопасности Приморского края.

 

В 2003 году составе группы ученых и специалистов (Бакланов П.Я., Романов М.Т., Латкин А.П., Мошков А.В., Авдеев Ю.А., Созинов В.А., Сидоркина З.И., Лелюхин С.Е.) принимал участие в разработке Концепции социально-экономического развития г. Владивостока и агломерации (Утверждена постановлением Главы администрации г. Владивостока № 1658 от 09.07.2003 г.)

 


Является автором более 20 научных работ, включая семь монографий, три из которых написаны в соавторстве.

 


Список научных работ:

 

Монографии:

 

1. С.Е. Лелюхин. Экономическая безопасность государства. Морской транспорт. 2001 г.

 

2. Современный неоинституционализм: экономические интересы и проблемы экономической безопасности Дальневосточного региона России (Коллектив авторов - Кузнецова Н.В., Кравченко А.А., Лелюхин С.Е., Стоянова В.А., Топчий А.В., Немцов А.Г., Колесников М.В., Бекасов А.Ю., Кривелевич М.Е., Биндер А.А.). 2004 г.

 

3. С.Е. Лелюхин. Региональные аспекты экономической безопасности. 2006 г.

 

4. С.Е. Лелюхин. Экономические аспекты транснациональной организованной преступности в АТР. 2011 г.

 

5. С.Е. Лелюхин, Е.Ю. Белявцева. Особенности обеспечения экономической безопасности в современных условиях. 2011 г.

 

6. Современные вызовы преступности и противодействие им (в условиях Сибири и Дальнего Востока) (Коллектив авторов - Номоконов В.А.. Лелюхин С.Е., Репецкая А.Л., Смывалов А.А., Красноусов С.Д., Жерновой М.В.). 2012 г.

 

7. С. Е. Лелюхин. Организованная преступность на Дальнем Востоке: тенденции и особенности развития за 20 лет. Издательский дом Дальневост. федерал. Ун-та, 2013 — 236 с.

 

Научные статьи:

 

1. С.Е. Лелюхин. Проблемы обеспечения экономической безопасности на предприятиях морского транспорта/ Сб. Проблемы транспорта Дальнего Востока. Пленарные доклады 3-й международной конференции, ДВГМА, Владивосток, 1999.

 

2. С.Е. Лелюхин. Учет проблем экономической безопасности при стратегическом планировании на предприятиях морского транспорта/ Сб. Проблемы транспорта Дальнего Востока. Материалы 3-й международной конференции, Т.2, ДВГМА, Владивосток, 1999.

 

3. С.Е. Лелюхин. Информационные методы обеспечения экономической безопасности/ Сб. Проблемы транспорта Дальнего Востока. Материалы 3-й международной конференции, Т.2, ДВГМА, Владивосток, 1999.

 

4. С.Е. Лелюхин. Выбор критерия экономической безопасности государства и определение факторов, влияющих на его значение/ Сб. Наука - морскому образованию на рубеже веков. Сборник докладов международной научно-технической конференции, посвященной 110-летию морскому образованию в Приморье, ДВГМА, Владивосток, 2000.

 

5. С.Е. Лелюхин. Инвестиционные риски и информационные методы защиты/ Таможенная политика России на Дальнем Востоке № 2 (11), Владивосток, 2000.

 

6. С.Е. Лелюхин. Международное сотрудничество в области создания безрискового механизма реализации инвестиционных и финансовых проектов на территории Дальнего Востока с участием зарубежного капитала/ Новейшие технологии в системе интеграционных процессов территорий стран АТР. Доклады Первого международного инвестиционного конгресса, ДВГМА, Владивосток, 2000.

 

7. С.Е. Лелюхин. Секьюритизация активов как инструмент обеспечения экономической безопасности судоходных компаний/ Проблемы транспорта Дальнего Востока. Материалы четвертой международной научно-практической конференции, ДВГМА, Владивосток, 2001.

 

8. С.Е. Лелюхин. Инвестиционный центр – механизм экономической интеграции транспортных предприятий региона./ Проблемы транспорта Дальнего Востока. Пленарные доклады четвертой международной научно-практической конференции, ДВГМА, Владивосток, 2001.

 

9. С.Е. Лелюхин. Проблемы безопасности и международные образовательные программы. / Сб. Россия и АТР: проблемы безопасности, миграции и преступности: материалы международ. научно-практич. Конференции. – Владивосток: Издат-во Дальневосточ. ун-та, 2007

 

10. С.Е. Лелюхин, В.А. Номоконов. Китайская организованная преступность на Дальнем Востоке: угрозы и прогнозы/ Национальная безопасность и миграция. Российский аспект. Мат. межд. науч.-практ. сем. М., 2008. С. 128-140

 

11. С.Е. Лелюхин, В.А. Номоконов. Китайская организованная преступность/ Незаконная международная миграция как угроза всеобщей стабильности и безопасности государств в 21 веке: правовое сотрудничество России и приграничных стран. Мат. Научного теоретического семинара - Владивосток: Издат-во Дальневосточ. ун-та, 2009. С 160-170

 

12. С.Е. Лелюхин, Н.С. Лаврут. Рейдерство – угроза экономической безопасности России/ Сборник трудов Дальрыбвтуза, Владивосток: Издательско-полиграфический комплекс Дальневосточного гос. технич. рыбохозяйственного университета , 2010

 

13. С.Е. Лелюхин, Ю.Е. Горбачевский. Создание эффективной инфраструктуры экономической безопасности – важнейшее условие развития предпринимательства/ Сборник трудов Дальрыбвтуза, Владивосток: Издательско-полиграфический комплекс Дальневосточного гос. Технич. рыбохозяйственного университета 2011. С233-241

 

14. С.Е. Лелюхин, Экономические и управленческие аспекты деятельности рыбопромышленного комплекса Дальнего Востока/ Экономические и управленческие аспекты развития рыбопромышленного комплекса Дальнего Востока. Мат. Региональной научно-практич. конференции – Владивосток: Издательско-полиграфический комплекс Дальневосточного гос. технич. рыбохозяйственного университета, 2011. С 10-15.

 

15. С. Е. Лелюхин. Обеспечение экономической безопасности: региональный аспект / ИНН-промысел как фактор, угрожающий продовольственной безопасности ДФО. Сборник материалов научного семинара, 15 июня 2012 г. Владивосток: изд-во Дальневост. ун-та, 2012 -773 с.

 

16. С. Е. Лелюхин. Рыбопромышленный кластер как инструмен эффективного управления рыбохозяйственным комплексом Дальнего Востока / Ежеквартальный научно-практический журнал "Таможенная политика России на Дальнем Востоке" №3(64) 2013 г., стр.15.

 

Выступления на конференциях, симпозиумах, круглых столах:

 

1. Доклад на международной научно-практической конференции ««Развитие национального законодательства в условиях глобализации: опыт России и стран Азиатско-Тихоокеанского региона», Владивосток, октябрь 2011 г.


С.Е. Лелюхин. ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОГО ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА


Как известно одной из закономерностей мирового развития является глобализация экономики, представляющая собой сложный и во многом противоречивый процесс. Безусловно, она облегчает хозяйственное взаимодействие между различными государствами, создает благоприятные условия для доступа развивающихся стран к передовым технологиям, обеспечивает экономию ресурсов и, в целом, стимулирует мировой научно-технический прогресс. С другой стороны, глобализация, может негативным образом сказаться на развитии ряда государств в виде закрепления на их территории периферийной модели экономики, потери ими контроля над своими ресурсами, разорении малого бизнеса, усиления конкуренции, снижения уровня жизни и др.

 

 

 

Реально процессы глобализации затронули российский Дальний Восток с начала 90-х годов 20-го века после открытия ранее закрытых для иностранцев дальневосточных территорий. В регионе стремительно начали развиваться внешнеэкономические связи со странами АТР. За относительно короткий период на территории ДФО было зарегистрировано значительное число предприятий с участием иностранного капитала, начата реализация крупных международных проектов, таких как нефтегазовые проекты Сахалин», проект по созданию и производству современных пассажирских самолетов «Сухой Суперджет-100», строительство верфи «Звезда- DSME» по производству танкеров типа «афрамакс» и др. Наряду с иностранными компаниями, повышенную инвестиционную активность в регионе стали проявлять и крупнейшие российские холдинги: «Газпром», «Транснефть», РЖД», на долю которых приходится порядка 70% всех инвестиций, вложенных в различные инфраструктурные проекты международного значения.

 

 

 

Темпы роста инвестиций в экономику округа стремительно выросли в 2007-2009 годах после принятия решения о проведении во Владивостоке в сентябре 2012 года саммита АТЭС. По соотношению доли инвестиций к ВРП Дальневосточный федеральный округ занимает одно из ведущих мест в Российской Федерации.

 

 

Вместе с тем, помимо позитивных тенденций в развитии экономики Дальнего Востока, глобализация породила и ряд проблем, лежащих в международной плоскости и серьезно угрожающих экономической безопасности региона.

 

 

Прежде всего, активизация внешней торговли, развитие интеграционных процессов в сфере промышленного производства, а также возросшая потребность стран АТР в сырьевых ресурсах и высокая степень доходности от их реализации, привели к возникновению некого «феномена» - образованию транснациональных организованных преступных сообществ на территории российского Дальнего Востока и формировании, по сути дела, на данной территории теневой составляющей экономики.

 

 

Применительно к Дальнему Востоку можно отметить, что ввиду высокой доходности от незаконных операций основными сферами деятельности транснациональных преступных сообществ является незаконная добыча рыбы и морепродуктов, незаконная вырубка леса, а инструментом получения итогового дохода – внешняя торговля. Сюда же следует отнести и розничную торговлю товарами народного потребления, перемещаемых контрабандным путем через границы государств АТР.

 

 

В подтверждение этому можно привести ряд примеров.

 

 

В 2009 году Следственным комитетом Генеральной прокуратура России расследовалось уголовное дело в отношении ряда акционеров и руководителей холдинга «Восточные рыбные ресурсы», являющихся гражданами РФ, США и др. стран, обвиняемых в организации нелегальной добычи краба и создании международного преступного сообщества по легализации варено-мороженых конечностей различных видов морского краба.

 

 

Как было установлено в ходе следствия, незаконная добыча производилась 17 крабодобывающими судами со значительным превышением квот, разрешенных к освоению. Затем под контролем участников преступного сообщества незаконно добытая крабовая продукция доставлялась в морской порт города Пусана (Республика Корея), где через компанию «Global Star Shipping» реализовывалась в адрес компании «Global Fishing Inc.», зарегистрированной в США. Только за шесть месяцев 2007 года экипажами крабодобывающих судов, принадлежащих холдингу «Восточные рыбные ресурсы», добыто более 9,7 млн. кг сырца краба камчатского и краба синего (при наличии квот в объеме 2,6 млн. кг), из которого изготовлено крабовой продукции более 6,3 млн. кг. Расчетный размер взыскания за ущерб, причиненный российским водным биоресурсам за шесть месяцев 2007 года, составил более 5 млрд. рублей.

 

 

Несмотря на принимаемые Правительством России меры масштабы браконьерского промысла морепродуктов в исключительной экономической зоне РФ с последующим незаконным вывозом улова в сопредельные страны продолжают оставаться значительными. Так, анализ поставок рыбопродукции российского происхождения в Японию в 2010 году показал, что допустимые уловы по крабу камчатскому (всего) превышены в 6,8 раза. По крабу волосатому имеет место 15 кратное превышение разрешенных объемов добычи. Только один морской еж, из каждых пяти, доставляемых в порты Японии, добыт на законных основаниях.

 

 

По данным японских официальных служб в Японию было ввезено рыбы и морепродуктов больше, чем по данным ФТС России по физическому объему: в 2007 году в 5,3 раза, в 2008 - в 5,1 раза, в 2009 году - в 2,6 раза, в 2010 - в 2,5 раза. В результате неучтенный доход от экспорта рыбы и морепродуктов только в Японию составил в 2007 году порядка 900 миллионов долларов США, в 2008 году - 1,2 миллиарда долларов США, в 2009 году - 800 миллионов долларов США, в 2010 году - 800 млн. долларов США.

 

 

Если провести аналогичные статистические сопоставления с другими странами АТР, такими как Республика Корея, США, Китайская Народная Республика и др., то сумма потерь от реализации продукции, добытой в Дальневосточном бассейне окажется уже на уровне 2,5 – 3 миллиардов долларов США.

 

 

По оценкам зарубежных экспертов, нелегальный вылов лососевых составляет от 40 до 60% законно установленных ОДУ, для всех видов краба этот показатель более 40%, фактический вылов минтая в Охотском море в последние годы превышает ОДУ более чем на 30%.

 

 

Излишне говорить, что организация столь масштабной деятельности по незаконной добыче и реализации ВБР в разных странах АТР под силу лишь мощным организованным преступным группировкам, имеющим хорошо отлаженные транснациональные связи.

 

 

Помимо рыбной отрасли, для транснациональных преступных сообществ не менее привлекательным является и лесопромышленный комплекс Дальнего Востока. Дальневосточный федеральный округ занимает первое место в России по площади лесов и второе место (после Восточной Сибири) по запасу древесины. Однако, при этом, значительная часть добыто уходит в тень криминально рынка. По данным Всемирного фонда дикой природы, объемы древесины официально объявленные и экспортируемые из России в Китай и Японию, по крайней мере, на 20 процентов ниже, чем объемы официально импортированные этими странами. При этом, помимо прямого ущерба наносимого российской экономике (ежегодные потери от которого можно оценить на уровне миллиарда долларов США), транснациональными преступными группировками наносится и косвенный ущерб другим государствам, т.к. «лесная мафия» низкими ценами значительно сбивает стоимость деловой древесины на региональном рынке стран АТР, угрожая нормальному развитию лесной отрасли ряда стран.

 

 

По оценкам таможенных органов объемы контрабандных товаров ввозимых в Российскую Федерацию составляют от 30 до 50% всех импортируемых товаров, что в денежном выражении составляет от 20 до 30 миллиардов долларов в год. Наиболее показательно в этом плане уголовное делу № 290725 о китайской контрабанде, расследованием которого с 2006 года занималась Генеральная прокуратура РФ. Как было установлено в ходе следствия, ежегодная прибыль контрабандистов только на экономии таможенной пошлины составляла порядка 1 миллиарда долларов США.

 

 

Одним из главных факторов, способствующей деятельности транснациональных преступных сообществ на территории Дальнего Востока, на наш взгляд является отсутствие эффективной системы противодействия легализации доходов, полученных незаконным путем, построенной на обмене информацией, координации действий соответствующих органов разных стран АТР и принятии единообразных законодательных и нормативных актов, основанных на рекомендациях ФАТФ.

 

 

По данным из различных источников, на Дальнем Востоке, на протяжении ряда лет действуют посреднические фирмы, занятые самыми разными формами перевода денег за рубеж. Часть из них формально является обменными пунктами, но на деле осуществляет переводы через банки третьих стран, обслуживает банковские карты платёжных систем Visa, Master-card и других, осуществляет финансовые консультации и т.д.

 

 

Объемы валютной наличной выручки, получаемой иностранными гражданами в результате неконтролируемого ввоза и реализации товаров на территории Дальнего Востока, а также объемы торговли на приграничных территориях КНР можно оценить на основании объемов вывозимой ими из страны по легальным каналам (через банковские счета) иностранной валюты. С территории Приморского края ежегодно физическими лицами – нерезидентами переводятся за рубеж сотни миллионов долларов, полученных, в том числе в результате конверсии наличных рублей (табл. 1)[1].

 

Таблица 1- Объемы трансграничных валютных операций физических лиц – нерезидентов на территории Приморского края в 2008–2010 гг., тыс. ед. валюты

Показатель 2008 2009 2010
Ввоз наличных рублей 7 478 867,0 8 156 609,0 11 400 149,0
Перевод безналичной иностранной валюты (дол. США) 609 345,0 503 618,0 754 632,0
Средний размер разовой операции (дол. США) 10,1 60,3 90,5

 

 

 

 

Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС), саммит которого пройдет во Владивостоке в сентябре 2012 года, создавался для сотрудничества в области региональной торговли и облегчения и либерализации капиталовложений, а в качестве стратегической цели АТЭС объявлено создание к 2020 году в АТР системы свободной и открытой торговли и либерального инвестиционного режима. Принимая, во внимание, что перечисленные в докладе проблемы не только угрожают экономической безопасности Дальнего Востока, но и непосредственным образом затрагивают экономические интересы разных стран негативно влияя на развитие торгово-экономических процессов в АТР, представляется целесообразным рассмотреть в рамках саммита АТЭС (предварительно проработав на уровне Рабочих групп):

 

 

1. вопрос о введении на территории стран-участников АТЭС законов, предусматривающих уголовную ответственность за ввоз на их территорию продукции животного и растительного происхождения, полученной преступным путем;

 

 

2. вопрос о формировании механизма по контролю за перемещением через границу денежных средств, полученных незаконным путем, и противодействию их легализации на территории стран-участников АТЭС.

 

 

 

2. Выступление на заседании круглого стола «Транснациональные криминальные вызовы безопасности АТР», Владивосток май.2011 г.

 

 

Лелюхин С.Е.. «ННН-промысел как фактор угрожающий продовольственной безопасности в АТР»

 


Тема нашего круглого столы - «Транснациональные криминальные вызовы безопасности АТР», выбрана не случайно и представляется актуальной, т.к уровень организованной преступности и ее транснациональные проявления в регионе на сегодняшний день представляют угрозу не только экономической безопасности отдельных государств, но и затрагивают сферы экономики, оказывающие существенное влияние на экономическое развитие всего мирового сообщества.

 

 

К одной из таких сфер относится и рыбная отрасль промышленности, которая играет большую роль в развитии экономики таких ведущих государств АТР как Российская Федерация, Китай, Япония США, Республика Корея и др., обеспечивая население названных стран продуктами питания, являющимися важным фактором жизнеобеспечения населения, а в организации рационального питания одним из важнейших источников животных белков.

 

 

Хотя добыча рыбы и морепродуктов осуществляется в исключительных экономических зоне ряда государств АТР, а также в открытых районах и конвенционных зонах Мирового океана, важнейшим промысловым районом является Северо-Западная часть Тихого океана, где традиционно добывается 69% общего вылова рыбы и беспозвоночных.

 

 

По данным официальной статистики в 2009 году улов рыбы и добычи других водных биоресурсов ведущими странами АТР составил: ВБР Россия в 2009 году заняла лишь 8 место в мире, уступив лидирующие позиции КНР – 14791 тыс. т, США - 4350 тыс. т, Япония – 4249 тыс. т, Россия – 3728 тыс. т.

 

Вместе с тем, одну из наиболее серьезных проблем рыбопромышленной отрасли российского Дальнего Востока, затрагивающей интересы и других стран АТР (США, Япония, КНР, Республика Корея и др.) представляет незаконный, несообщаемый и нерегулируемый (ННН) промысел.

 

Несмотря на принимаемые Правительством России меры масштабы браконьерского промысла морепродуктов в исключительной экономической зоне РФ с последующим незаконным вывозом улова в сопредельные страны продолжают оставаться значительными, что формирует теневую составляющую или т.н. «теневую» экономику(«Теневая» экономика - неучитываемые официальной статистикой и неконтролируемые обществом производство, потребление, обмен и распределение материальных благ.).

 

Одним из способов анализа достоверности статистических данных о внешней торговле России и ее регионов с зарубежными странами является метод «зеркальной статистики», суть которого заключается в сопоставлении данных таможенной статистики стран – торговых партнеров. Сопоставление данных экспорта из одной страны с данными импорта другой и наоборот позволяет рассматривать каждый отдельный товаропоток с двух точек зрения: со стороны отправителя груза и со стороны его получателя. Расхождения в оценках сверх принятых допущений может указывать на несогласованность статистического учета в странах-партнерах, но чаще всего они свидетельствуют о нарушениях таможенного контроля и учета.

 

Проведенные исследования показывают, что доля «теневой» экономики в рыбохозяйственном комплексе страны сопоставима по масштабам с показателями, регистрируемыми официальной статистикой.

 

Разница в данных по физическим объемам экспорта, ценам единицы экспортируемой продукции, фиксируемой ФТС России и соответствующими службами Японии и других стран-импортеров колоссальная, что, в конечном итоге, отражается в суммарных стоимостных потерях.

 

Так, анализ поставок рыбопродукции российского происхождения в Японию в 2010 году показал, что допустимые уловы по крабу камчатскому (всего) превышены в 6,8 раза. По крабу волосатому имеет место 15 кратное превышение разрешенных объемов добычи. Только один морской еж, из каждых пяти, доставляемых в порты Японии, добыт на законных основаниях.

 

По данным японских официальных служб в Японию было ввезено рыбы и морепродуктов больше, чем по данным ФТС России по физическому объему: в 2007 году в 5,3 раза, в 2008 - в 5,1 раза, в 2009 году - в 2,6 раза, в 2010 - в 2,5

 

Из анализа ценовых показателей, которые фиксируются ФТС России и таможенной службой Японии, можно сделать вывод, что средние цены импорта на рынке Японии выше, чем те, по которым осуществляется экспорт российскими компаниями. В 2007 году это превышение составляло за единицу экспорта 1,73 раза, в 2008 году - 2,15 раза, в 2009 году - 1,92 раза, в 2010 году - 2,9 раза (рис. 2). Даже с учетом корректировки по затратам на транспортировку можно предположить о значительных неучтенных доходах, которые образуются при экспорте рыбы и морепродуктов.

 

В результате неучтенный доход от экспорта дыбы и морепродуктов только в Японию составил в 2007 году порядка 900 миллионов долларов, в 2008 году - 1,2 миллиарда долларов, в 2009 году - 800 миллионов долларов, в 2010 году - 800 млн долларов.

 

Аналогичная ситуация до 2009 года складывалась в экспорте в Республику Корея. По данным таможенной службы Кореи, в 2007 году Россия экспортировала по физическому объему рыбы и морепродуктов больше, чем по данным ФТС России в 8,4 раза, а в 2008 году - в 4,7 раза. По стоимости, сказал он, в 2007 году разница составила 7,4 раза, в 2008 году - 4,3 раза.

 

Неучтенный доход от экспорта составил в 2007 году 365 миллионов долларов. В 2008 году - около 300 миллионов долларов.

 

Судя по данным полученным в результате оценки теневой составляющей можно сделать вывод, что потеря от реализации продукции рыбохозяйственного комплекса велика.

 

При этом не учтено, что большое количество рыбы отправляется в Китай, куда по данным «Росстата» экспортаруется около 50% ВБР, выловленных в Дальневосточных морях. Так как данные по экспорту и импорту эта страна не предоставляет, то невозможно точно определить сумму потерь, но можно предположить, что она значительна.

 

По зарубежным оценкам нелегальный вылов лососевых составляет от 40 до 60% законно установленных ОДУ, для всех видов краба этот показатель более 40%. По данным КамчатНИРО фактический вылов минтая в Охотском море в последние годы превышает ОДУ более чем на 30%.

 

Положение об обязательном декларировании выловленной при осуществлении промышленного рыболовства в территориальном море, на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации ситуации с незаконным ловом и вывозом ВБР не изменило. Как показывает сравнительный анализ поставок российского краба по данным таможенной статистики импорта четырех стран США, Японии, Республики Корея и КНР с общедопустимым уловом (ОДУ) всех видов краба в России за период с 1996 по 2009 годы (рис.4), суммарный импорт превышает ОДУ практически в два раза.

 

Излишне говорить, что организация столь масштабной деятельности по незаконной добыче и реализации ВБР в разных странах АТР под силу лишь мощным организованным преступным группировкам, имеющим хорошо отлаженные транснациональные связи.

 

Принимая во внимание, что деятельность подобных преступных сообществ подрывает запасы ВБР и может привести к полному исчезновению отдельных видов рыб и беспозвоночных, что непременно отразится на продовольственной безопасности стран АТР, представляется, что решение задачи по локализации ННН-промысла возможно только при консолидации усилий всех государств региона на основе комплексного подхода, включающего правовые, экономические и иные меры.